СЕРГЕЙ ДОВЛАТОВ. Глава III.

ВСТУПЛЕНИЕ.

Я продолжаю рассказ о Сергее Довлатове в том плане, как составил себе примерно на первые несколько глав, в которых будет присутствовать некоторая информация о его биографии, его дневниковые записи с ранних лет, взятых в последнем его томе изданного четырёхтомника.

Итак, в первой главе я написал, что Сергей Довлатов в 1959 (?) году начал учиться на филологическом факультете ЛГУ, отделение финского языка. «Не буду голословным и не стану применять информацию из разных источников, а предоставлю вам небольшой абзац из его повести «Филиал», где он пишет о поездке на конференцию в Калифорнию, куда его погнал редактор. Про неожиданную там встречу со своей первой любовью, женой и женщиной, о которой, оказывается, он не переставал думать. В повести отведено ей чуть ли не половина, если не больше, места, несмотря на то, что прошло более 20 лет с тех времён, как они познакомились. Здесь же в воспоминаниях о прошлых годах Довлатов упоминает о своей учёбе на филфаке. Вот оно.

(1941 — 1990)

 «…В августе шестидесятого года я поступил на филфак. У меня не было тогда влечения к литературе. Однако точные науки представлялись мне еще более чуждыми. Среди «неточных», я уверен, первое место занимает филология. Так что я превратился в гуманитария. Тем более, что мне как спортсмену полагались определенные льготы.

В университете я быстро ощутил себя чужим. Студенты без конца распространялись о вещах, не интересовавших меня. Любой из них мог разгорячиться безо всякого повода. Помню, как Лева Баранов, вялый юноша из Тихвина, ударил ногой аспиранта Рыленко, осмелившегося заявить, что Достоевский сродни экспрессионизму.

К преподавателям я относился с любопытством, но без должного уважения. Вряд ли кто-то из них меня запомнил. Хотя однажды латинист Бобович спросил перед началом занятий:

—  А где Далматов?

—  На соревнованиях, — ответил мой друг Эля Баскин. (За час до этого мы с ним расстались возле пивного бара.)

—  Какой же вид спорта предпочёл этот довольно бездарный молодой человек?

—  Далматов — известный боксер.

—  Вот как, — задумчиво протянул Бобович, — странно. Очень странно… Ведь он совершенно не знает латыни.

Короче, я пропускал одну лекцию за другой. Лучше всего, таким образом, мне запомнились университетские коридоры. Я помню тесноту около доски с расписаниями. Запах тающего снега в раздевалке. Факультетскую стенгазету напротив двери. Следы бесчисленных кнопок на её загибающихся уголках. Отполированные до блеска скамьи возле фотолаборатории.

        Примерно к двенадцати здесь собираются окрестные лентяи. Мы говорим о литературе и разглядываем пробегающих мимо девиц.

        У нас есть свобода и молодость. А свобода плюс молодость вроде бы и называется любовью.

        Вот приближается Гага Смирнов, лет через десять женившийся на француженке. Вот Миша Захаров, который сейчас чуть ли не директор издательства. Арик Батист, тогда еще писавший романтические стихи. Лева Балиев, не помышлявший в те годы о дипломатической карьере. Будущий взяточник, заключенный и деклассированная личность — Клейн. Женя Рябов с красивой девушкой и неизменной магниевой вспышкой. (Я совершенно убежден, что можно покорить любую женщину, без конца фотографируя её.)

Я протянул руку, назвал свое имя. Она сказала: «Тася»…

   И тотчас же выстрелила знаменитая ленинградская пушка. Как будто прозвучал невидимый восклицательный знак. Или заработал таинственный хронометр.

Так началась моя погибель…

Сергей Довлатов. «Филиал. (Записки ведущего)»

***Несколько слов от меня!

Как видите, не я и никто другой придумал то, что пишется о его учёбе в вузе. Таких и не таких «шалопаев» и даже хуже в советское время имелось среди студенчества немало, даже если вспомнить мою учёбу в 70-е годы. Думаю и сейчас их много, если только платное обучение и тягости жизни не изменило что-либо в этом вопросе. Но, как-то молодость проходила, всё «устаканивалось», выпускались инженеры, врачи, педагоги и пр., жизнь потихоньку кого-то выправляла, направляла, обжимала… и всё тишком-мирком налаживалась даже для «шалопаев»-студентов. Не так произошло с Сергеем Довлатовым. 

Год начала учёбы в ЛГУ на филфаке разнится в информации из ин-нета и в произведении самого Сергея Донатовича.

А теперь несколько записей, которые Сергей Довлатов делал, по-видимому, постоянно, а потом вставлял в свои произведения.

1).

Отправил я как-то рукопись в «Литературную газету». Получил такой фантастический ответ:

«Ваш рассказ нам очень понравился. Используем в апреле нынешнего года. Хотя надежды мало.

С приветом — Цитриняк».

2).

Выносил я как-то мусорный бак. Замёрз. Опрокинул его метра за три до помойки. Минут через пятнадцать к нам явился дворник. Устроил скандал. Выяснилось, что он по мусору легко устанавливает жильца и номер квартиры.

В любой работе есть место творчеству.

3).

Журналиста Костю Белякова увольняли из редакции за пьянство. Шло собрание. Друзья хотели ему помочь. Они сказали:

— Костя, ты ведь решил больше не пить?

— Да, я решил больше не пить.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Значит, больше — никогда?

— Больше — никогда!

Костя помолчал и добавил:

— И меньше — никогда!

4).

Костя Беляков считался преуспевающим журналистом. Раз его послали на конференцию обкома партии. Костя появился в зале слегка навеселе. Он поискал глазами самого невзрачного из участников конференции. Затем отозвал его в сторонку и говорит:

— Але, мужик, есть дело. Я дыхну, а ты мне скажешь — пахнет или нет…

Невзрачный оказался вторым секретарём обкома. Костю уволили из редакции.

5).

— Напечатали рассказ?

— Напечатали.

— Деньги получил?

— Получил.

— Хорошие?

— Хорошие. Но мало.

6).

Тамара Зибунова приобрела стереофоническую радиолу «Эстония». С помощью знакомых отнесла её домой. На лестничной площадке возвышался алкоголик дядя Саша. Тамара говорит:

— Вот, дядя Саша, купила радиолу, чтобы твой мат заглушать!

В ответ дядя Саша неожиданно крикнул:

— Правду не заглушишь!

Справка.

Тамара Зибунова — гражданская жена Сергея Долматова, 1945 года рождения. От неё он имел дочь, которая так и не смогла его назвать отцом. Проживала в Таллинне, как и по сей день. С ней можно даже пообщаться и есть много материалов о том времени и о С. Довлатове. Но это отдельный разговор. Дойдём до эстонского периода жизни будущего писателя, может быть, я посвящу им обоим небольшой рассказ.

7).

— Какой у него телефон?

— Не помню.

— Ну, хотя бы приблизительно?

8)

Зашла к нашей матери приятельница. Стала жаловаться на Америку. Американцы, мол, холодные, чёрствые, невнимательные, глупые… Мать ей говорит:

— Но у тебя же всё хорошо. Ты сыта, одета, более-менее здорова. Ты даже английский язык умудрилась выучить.

А гостья отвечает:

— Ещё бы! С волками жить…

9).

Когда шахтер Стаханов отличился, его привезли в Москву. Наградили орденом. Решили показать ему Большой театр. Сопровождал его знаменитый режиссер Немирович-Данченко. В этот день шёл балет «Пламя Парижа». Началось представление.

Через три минуты Стаханов задал вопрос Немировичу-Данченко:

— Батя, почему молчат?

Немирович-Данченко ответил:

— Это же балет.

— Ну и что?

— Это такой жанр искусства, где мысли выражаются средствами пластики.

Стаханов огорчился:

— Так и будут всю дорогу молчать?

— Да, — ответил режиссер.

— Стало быть, ни единого звука?

— Ни единого.

А надо вам сказать, что «Пламя Парижа» — балет уникальный. Там в одном месте поют. Если не ошибаюсь, «Марсельезу». И вот Стаханов в очередной раз спросил:

— Значит, ни слова?

Немирович-Данченко в очередной раз кивнул:

— Ни слова.

И тут артисты запели.

Стаханов усмехнулся, поглядел на режиссера и говорит:

— Значит, оба мы, батя, в театре первый раз?!

Справка

Алексей Григорьевич Стаханов (21 декабря 1905 [3 января 1906 год] — 5 ноября 1977) — советский шахтёр, новатор угольной промышленности, основоположник Стахановского движения, Герой Социалистического Труда (1970).

Владимир Иванович Немирович-Данченко (11 (23) декабря 1858, Озургети — 25 апреля 1943, Москва) — русский театральный режиссёр, педагог, драматург, писатель, театральный критик. Вместе с Константином Станиславским является основателем Московского Художественного театра. Народный артист СССР (1936).

10).

Это было в семидесятые годы. Булату Окуджаве исполнилось 50 лет. Он пребывал в немилости. «Литературная газета» его не поздравила. Я решил отправить незнакомому поэту телеграмму. Придумал нестандартный текст, а именно: «Будь здоров, школяр!»

Так называлась одна его ранняя повесть.

Через год мне удалось познакомиться с Окуджавой. И я напомнил ему о телеграмме. Я был уверен, что её нестандартная форма запомнилась поэту.

Выяснилось, что Окуджава получил в юбилейные дни более ста телеграмм. Восемьдесят пять из них гласили: «Будь здоров, школяр!»

Справка.

Пятьдесят лет Булату Шалвовичу Окуджаве (1924 – 1997) исполнилось 9 мая 1974 года.

Примечание от меня.

Итак, первый этап в жизни С. Д. Довлатова заканчивается этой частью. Возможно, позже мне придётся ещё возвращаться в какой-то мере к этому периоду жизни. Пока не знаю. Пишу так, как душа к этому лежит. Теперь же незадачливому и недоучившемуся философу нужно было отслужить в рядах Советской армии. Об этом периоде рассказывать как бы и нечего, если подходить к информации официальной. Но, материалы, которые он привёз после демобилизации, послужили ему для написания книги под названием «Зона», издание которой произошло только после отъезда Довлатова из страны «за бугор».

И ещё: для того, чтобы тем, кому попадётся эта часть на прочтение, не затруднялись в поисках предыдущих двух глав –

Глава 1           Глава 2 

Читайте, пишите, буду рад комментариям и отвечу в любом случае на любой здравомыслящий.


 

 

Алтаич, с. Алтайское

26 марта 2020 года

 

Запись опубликована в рубрике Творчество с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: СЕРГЕЙ ДОВЛАТОВ. Глава III.

  1. Нина говорит:

    Полное собрание сочинений я бы не прочитала, не мое. Спасибо за публикацию, Виктор. 

    • Алтаич говорит:

      Прочитала бы, Нина. Стоит только начать, а в не очень приятных местах немножко заставить себя, чтобы понять. За комментарий спасибо. Но следующую главу не надеюсь скоро выпустить. Трудно охватить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.