Последний год в «Ясной Поляне». ч. 2

аватар Творчество

ЧАСТЬ 2

Продолжение.

Начало здесь

*Для меня бесспорно, что мысли об изменении образа жизни зрели в голове Великого писателя не первый год, но 1910 год стал годом, когда, по-видимому, Лев Николаевич стал со всей ясностью ещё не замутнённой старостью мысли понимать, что силы на исходе. Не только физические. В книге описываются чуть ли ежедневные конные и пешие прогулки, долгие беседы за обеденным столом и вечерним чаем, приём гостей и приглашённых, а иногда и не прошенных посетителей. Работа над письмами, приходящими и ответами, которые нередко составлял Валентин Фёдорович Булгаков…

И… работа над собой, которую он вёл, мне кажется, постоянно.  

«Два царя у нас: Николай II и Лев Толстой. Кто из них сильнее? Николай II ничего не может сделать с Толстым, не может поколебать его трон, тогда как Толстой несомненно колеблет трон Николая…

Лев Толстой — это первый и единственный русский писатель, который раньше всех испытал полную свободу на русской земле…

Он был исключением из общего правила».

C. Суворин.

Лев Толстой Запись от 14 апреля

Из письма Л. Н. к одному крестьянину – единомышленнику:

«…Ты спрашиваешь, нравится ли мне та жизнь, в какой я нахожусь, — нет, не нравится. Не нравится потому, что я живу со своими родными в роскоши, а вокруг меня бедность и нужда, и я от роскоши не могу избавиться, и бедноте и нужде не могу помочь. В этом мне жизнь моя не нравится. Нравится же она мне в том, что в моей власти и что могу делать и делаю по мере сил, а именно, по завету Христа, любить бога и ближнего.

Любить бога – значит: любить совершенство добра и к нему, сколько можешь приближаться.

Любить ближнего – значит: одинаково любить всех людей, как братьев и сестёр своих. Вот к этому – то самому и к одному этому я стремлюсь. И так как, хотя плохо, но понемножку приближаюсь к этому, то и не скорблю, а только радуюсь…»

Запись от 16 апреля.

1). Поехали в Телятинки. Проезжая Ясную, Л. Н. остановился у одной избы на выезде.

— Где Курносенковы живут?

— Здесь, кормилец, — ответила баба.

Это тебе Александра Львовна помогает?

— Так точно.

— Так вот на, она велела передать! – И,  Л. Н. дал бабе денег.

Поклоны и благодарности.

Подъезжаем к следующей избе. У порога сидит, пригорюнившись, баба. Поднимается, идёт к лошади и тоже просит помощи.

— Ты чья?

— Курносенкова.

— Как Курносенкова! Я сейчас Курносенковой подал.

— Нет, та не Курносенкова, та такая – то, — и баба называет другую фамилию.

Л. Н. поворачивает лошадь к первой избе. Баба, получившая деньги, продолжает настаивать, что она тоже Курносенкова, но сознаётся, что Александра Львовна помогает не ей, а её соседке.

Л. Н. просит её вынести назад деньги, что баба и исполняет охотно, весело улыбаясь, видимо на самоё себя. Деньги передаются «настоящей» Курносенковой.

2). «…главная цель человеческой жизни, побуждение её, есть стремление к благу. Жизнью для тела благо не достигается, жизнь для тела доставляет страдания. Благо достигается жизнью для духа».

3). «…отказавшись от личного бога, трудно поверить в бога безличного. И это правда. Тот бог может наградить, ему можно молиться, просить его; а чтобы верить в бога безличного, нужно себя сделать достойным вместилищем его…

Но хорошо то, что люди ищут. Жалки те, которые не ищут или которые думают, что они нашли».

Запись от 19 апреля.

Обед. Л. Н. выходит на терассу, где накрыто в первый раз.

— Что, хорошо? – обращается к нему Софья Андреевна (супруга Л. Н.)

— Да нет, нехорошо. Что же на позор выставлять? Ходит народ, всё это видит.

С. А. была огорчена ответом,

— А я думала, что ты скажешь: ах, как хорошо! – тихо говорила она ему за обедом. – Такая природа…

Запись от 20 апреля.

На дороге встретили толпу нарядных людей. Как объявили они сами, шли они в Ясную посмотреть на Толстого…

«…Да нет, идут они только потому, что обо мне говорят, сделали меня знаменитостью. Им дела нет до того, что во мне. Я записал сегодня, что такие люди в животной жизни отдаются исключительно телесным потребностям: похоти, аппетита. И в этом вся их цель. В человеческих отношениях они руководствуются тем, что говорят все. У них совсем нет способности самостоятельного мышления.

Таких людей нельзя обвинять. Они не понимают и не могут понять, где истинная жизнь и в чём истинное благо…».

29 апреля.

1). Возник вопрос о неустойчивом равновесии в семье и Л. Н. ответил,

«…Да это – то неустойчивое равновесие и есть нормальное положение, есть что устраивать, а в этом жизнь».

2). В одном письме автор просил помочь ему в распространении его мировоззрения. Л. Н. на это заметил, — Моя некоторая известность…  

Пусть Толстой скажет, и тогда все поверят. Если я каждую глупость буду подтверждать своим словом, то мне скоро перестанут верить.

3). О цензуре Л. Н. высказался так:

«Цензура временно удерживает слово и людей в известных границах, а потом накопившаяся сила прорывает её. Но правительство достигает своей цели: для него – «après nous le deluge» («после нас – хоть потоп» фр.).

В сущности, запрещение писателя увеличивает его значение. Так это видно в Герцене. Если б он жил в России, то, весьма вероятно, сделался бы просто писакой, вроде Андреева (Андреев Леонид Николаевич, 1871 – 1919, русский писатель, представитель Серебряного века русской литературы, считается родоначальником русского экспрессионизма). Писал бы с утра до ночи.

4). По поводу книги, полученной Л. Н. от индуса о науке в Индии, ему задал кто-то вопрос, — Что же, наука в Индии развивается?

«…Слава богу, не развивается, — засмеялся Л.Н. — А у нас так вот развивается: профессоров много…»

Толстой Л. Н.

Запись от 4 мая.

«Интересно, что будут читать мои правнуки? – говорил Л. Н. – В наше время был определённый круг классиков, и было известно, что нужно прочесть, чтобы быть образованным человеком. А теперь выпускается такая масса книг! У меня один посетитель требовал сказать, кто такой Кнут Гамсун. Таких Кнутов Гамсунов в художественной области – легион, а в политике – экономической области, т. е. в области общественных вопросов – море!..»

 Запись от 11 мая.

«Хочу пойти отдохнуть. Думаю, что следует только тогда работать, когда угодно богу… 

Всё стараешься перестать думать, что надо что – то сказать, что это кому – то будет нужно. Нужно жить по воле божьей, не думать о последствиях…  Вы помните, я говорил, что если думаешь о последствиях, то, наверное, занят личным делом, а если не думаешь, то общим. Вот так надо жить, делая общее дело. Так птичка живёт, травка…  Их дело, несомненно, общее».

Запись от 19 мая.

В сегодняшнем номере газеты Л. Н. читал о том, как в государственной думе Пуришкевич (Владимир Митрофанович Пуришкевич, 1870–1920, русский политический деятель, монархист, черносотенец) запустил стаканом в Милюкова (Павел Николаевич Милюков, 1859–1943, русский политический деятель, лидер партии кадетов – Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства в 1917 году).

Это дало ему повод провести параллель между африканскими дикарями, изложение религии которых он читает сейчас в книге Пфлейдерера (Ото Пфлейдерер 1839-1908, немецкий протестантский богослов и исследователь Нового Завета) и «образованными» европейцами.

«Полное сходство! – говорил Л. Н. — дикари даже выше, потому что они ещё «не дошли», как о них выражаются европейцы, до понятия о собственности или о государстве и насилии…

Эти фракции, партии! – продолжал Л. Н. – Ведь это ясно, что люди хотят заменить всей этой деятельностью то, что действительно нужно человеку, всю настоящую работу».

Запись от 20 мая.

За завтраком Л. Н. рассказывал, как он был у деревенской знахарки – «бабки», — Меня поразили в ней глупость и самоуверенность. Серьёзно! Свидание с ней было для меня подтверждением той истины, что успех достигается глупостью и наглостью. Это – не парадокс. Ещё раз я убедился в этом.

—  А как же вы объясняете ваш успех? – при общем смехе спросил сидевший рядом Чертков (Чертков Владимир Григорьевич, 1854 – 1936, друг Льва Николаевича, общественный деятель, издатель).

Л.Н. засмеялся, — У меня нет успеха, — сказал он, — это недоразумение!.. Вот меня в письме жена благочинного так распекала: она думала, что я – то и то, а я – то и то!..

Запись от 25 мая.

1). Л. Н. говорил, что ему нравится обычное у крестьян ироническое настроение, а потом прибавил, что у них бывает три рода настроений:

«Весёлое, ироническое, деловитое или очень серьёзное».

2). Л. Н. убеждённо высказался в том смысле, что она (Государственная дума) приносит огромный вред, служа для отвода глаз народу. Но вместе с тем, он признаёт, что дума содействовала и пробуждению в народе сознания несправедливости своего положения.

3). «Я замечаю, что теперь вырабатывается особый тип народного учителя, и нехороший тип: это всё люди, вышедшие из крестьян. Новое положение у них неопределённое, жалованье небольшое, от крестьянской работы они уже отстали. На этой почве создаётся недовольство всем».

Запись от 5 июня.

«Хочу перед смертью быть со всеми в добрых отношениях, — говорил Л. Н. с волнением, — а мои отказы в материальной помощи их раздражают и вызывают недобрые чувства».

Запись от 20 июня.

«…А вот Трубецкой (Трубецкой Павел Петрович, 1866-1938, скульптор и художник, работал в Италии, США, Англии, Франции и России. Князю Трубецкому запрещёно было возвращение на Родину императором Александром II за наличие двух жён – в России и за границей, «дабы не допустить в отечество дух разврата») в этом отношении настоящий художник: он никогда не допустил бы себе лепить по фотографии, всегда с натуры…

Но вообще это искусство – скульптуру – не особенно люблю, так же как и живопись…

А вот музыка меня переворачивает!»

Запись от 11 августа.

«Если встать на точку зрения патриотизма, то я бы пускал евреев беспрепятственно в университеты, в школы, но ни одного бы не пустил в войска. У тех, которые были у меня, так как они люди умные, ничего, кроме ужаса, отвращения перед солдатчиной, нет».

Запись от 12 августа.

…Между прочим, умилило Л. Н. то, что когда в швейцарской тюрьме не содержится ни одного человека, то над тюрьмой выкидывается флаг, который не снимается иногда подолгу…

Понравились ему рассказы о честности жителей. Когда кто-то сказал, что там нельзя ожидать отказов от воинской повинности, потому что таких отказов там не допустят, Л. Н. заметил, —  Да им хоть есть что защищать насилием: это их порядок, которым они пользуются. А кому же нужно защищать наш беспорядок?

окончание следует

 

Алтаич, с. Алтайское

30 октября 2016 года 

 

 

 

Запись опубликована в рубрике Литература с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.