ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ВЕРЕЩАГИН. /продолжение 33/

Рубрика Творчество

ЧАСТЬ 9.  ПОСЛЕДНИЕ ДАЛЬНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. КУБА — СЕВЕРОАМЕРИКАНСКИЕ ШТАТЫ.

***Верещагин отправился на Кубу, получив рекомендации от помощников президента США – Гавана, Сантьяго, отдельно и тщательнейшим образом осмотренный им холм Сан-Хуан – вот места, где побывал художник во время своего пребывания на острове. Нужны были этюды, зарисовки, впечатления. Всё это он сумел сделать и получить за короткое время пребывания на местах сражения бывшей колонии Испании. Теперь браться за картину, ради которой он и предпринял своё второе посещение североамериканского континента.

image

Впечатления отразились в этюдах, на которых есть и гавань с мачтами, выступающими из воды, потопленных американцами испанских кораблей,

 

После морского боя Затопленный испанский флот 1902

американские солдаты и офицеры в походной форме,

«Американский солдат»

Солдат американской армии 1901

крепость Сант-Яго («Святого Якова»)…

Крепость Сант-Яго 1902

Но в этот раз кроме зарисовок и впечатлений есть и заметки для российских читателей, в которых Василий Васильевич достаточно конкретно описывает положительную работу американской администрации на острове. За короткий срок прошедший после победы над испанцами на Кубе была побеждена жёлтая лихорадка. В уничтожении особой разновидности комара, вызывающего эту эпидемию, оздоровлении местности особые заслуги принадлежали бригадному генералу доктору Вуду.

 «Город Гавана, конечно, никогда при испанском владычестве не был в таком цветущем состоянии: чистота на улицах, яркая зелень на площадях; помина нет о диких собаках и кошках, валявшихся по улицам и наполнявших их зловонием», — пишет он, явно с подсказки американских сопровождающих его лиц. На Кубе он раньше не был, и сравнивать мог только по рассказам, а рассказы о прошлом чаще всего бывают не в пользу оного. Дальше он пишет о том, что многие американцы и состоятельные кубинцы хотели бы, чтобы Куба была присоединена к США. Но, пока ей обещана независимость и республиканское правление. Политически это было верно, так как развеяло подозрение южноамериканских республик на вероятность поглощения их Штатами. Рассуждая о будущем острова, возможностях выхода его «Республики» из экономического кризиса он написал,

— Голытьба на Кубе, конечно, стоит за свободу и независимость во что бы то ни стало, но сумеет ли она провести их и направить правительство республики к твердости, неподкупности и нелицеприятности — покажет только будущее

***А «голытьбы» на Кубе было куда как много. Намного больше, чем состоятельных людей

В апреле Верещагин вернулся в США, встретился с Рузвельтом, рассказал о своих впечатлениях и похвалил преобразования на острове (получается со слов тех же американцев. — Алт.). Сказав о вкладе генерала Вуда в санитарное состояние на острове, Верещагин отметил, что плоды принесла и упорная борьба с коррупцией.

***Вот тут вообще не понятно, как Верещагин мог иметь какое-то мнение, не зная, что было раньше и что сделано в сравнении с этим раньше. То есть явно писал и говорил с чужих слов. Тем более Рузвельт знал из докладов Вуда всё или почти всё. Но, конечно, Президенту США льстило, что русский художник говорит похвальные слова в его адрес и США вообще.

Приступая к написанию картины, Василий Васильевич упомянул в письме к Л. В.,

«Завтра пойду устраивать себе временное помещение для работы — высокий забор и навес. Надеюсь, осилю картину и еще несколько, хотя можешь представить, каково работать на людях, — кругом офицеры и даже семьи их».

Устроился он в так называемом Форте Майер, недалеко от Белого дома, но на другой стороне реки Потомак.

***Этот форт, в пригороде Вашингтона, до сих пор военная база, так что слова об офицерах не пустой звук.

При написании картины Верещагин использовал свои впечатления от разговоров с некоторыми участниками штурма холма на Кубе, рисовал их. Ему позировал и сам Рузвельт.

***Почему я специально последнюю фразу написал, знаете? Вот сейчас увидите картину и сами ответите на этот вопрос!

Штурм холма СанХуан

Осенью должен был состояться аукцион в Нью-Йорке, и Лидия Васильевна предупредила мужа,

— Будь осторожен с аукционом и аукционистами. У нас в Москве такой был случай недавно. Продавалось имущество Саввы Ивановича Мамонтова, — богатейший дом, великолепнейшие вещи, картины и пр. Думали собрать целое состояние и ничего не собрали, потому что на аукцион явились такие люди, которые публику не допустили туда, обманывали и сами за пустяки приобрели всё богатство.

В Америке это сделать, пожалуй, еще легче, чем здесь, в особенности с иностранцами. Боюсь, что ты ничего не получишь и богатство останется в руках Макдоны и его подставных лиц.

***Ага, русские тоже кое-что переняли от своих западных партнёров, знакомых и пр. швали. И не нужно было океан переплывать. Быстро плохое впитывается человеком и очень долго изживается.

Тоже ЗАКОН!

Кроме того, Л. В. очень беспокоилась за деньги, опасаясь, что Верещагин не пришлёт тех двух тысяч рублей, которые ей очень были нужны: возврат долгов, насущные расходы…

А Верещагин продолжал писать картину. В июне он даже подарил парочку небольших картин Президенту Рузвельту.

***Какие? Автор книги только предполагает! Так что и я не стану эти предположения высказывать, но, думаю, что-то интересное для Рузвельта, так как он ответил художнику письмом. 

«Мой дорогой мистер Верещагин!

Я очень благодарен Вам за эти две небольшие картины. С Вашей стороны было очень любезным послать их мне.

Преданный Вам Теодор Рузвельт».

Однако Рузвельт даже позволил себе, а Верещагин выслушал и принял к сведению, небольшое замечание (это из газеты того времени. – А. И. Кудря).

***Я посмеялся над замечанием, но вы только прочтите…

Он (Рузвельт) нашёл погрешности в изображении листвы деревьев на холме Сан-Хуан!!! И Верещагин «поплыл» в июле ещё раз на Кубу  в том убедиться лично!!!

Так утверждала газета «New York World»!!!

***Вообще, вся эта часть описания двух периодов жизни и творчества В. В. Верещагина, на Филиппинах и Кубе, у меня вызвала смешанные чувства. С одной стороны я понимаю, что и почему? С другой же – мне неприятно читать все эти факты, так как они совершенно противоположны остальной части повествования о художнике. Но что поделаешь? Такова была его жизнь.

И жизнь продолжалась: выставка картин совершала турне по городам Америки. В России Лидия Васильевна, с помощью Киркора, разрешила проблему с участком в Серебряном Бору, переуступив его другому арендатору, чем  очень огорчила Василия Васильевича.

«Работа стольких лет пошла прахом, — написал он. — Я только что послал деньги для взноса за Бор. Не знаю, где смогу лечить свою обычную лихорадку, которую сулит Сухум».

***Ну, последнее, конечно, им преувеличено. Тогда можно, наверное, было проще  летом снимать какое-нибудь жилище в том же районе, и более удобное, и выгоднее. Если только не строиться и не переезжать из Подмосковья на ПМЖ под Сухум, то аренда только пустая трата денег.

Пребывание Верещагина за пределами России с декабря 1901 по ноябрь 1902 года всё же, считает автор, прерывалось приездом художника в Москву, где он заканчивал картину. Она была больших размеров – примерно полтора на три метра (пять футов в ширину и девять в высоту) и её удобнее было писать в подмосковной мастерской. Хотя и наступившее в октябре 1902 года 60-летие художника  тоже было немаловажной причиной побыть в кругу семьи.

Так что, несмотря на финансовые издержки, предположение о приезде в Москву более чем вероятно.

А предположение это основано на том, что в сентябре-октябре не было никакой корреспонденции от него или ему, зато в бумагах художника нашлось уведомление от 7 октября 1902 года Гамбургской пароходной компанией, осуществлявшей рейсы в Америку. В нём сообщалось, что господину Верещагину по его письму зарезервировано место 2 в каюте 105 на пароходе «Августа Виктория», отправляющемуся из Гамбурга 23 октября.

Предварительный, перед выставкой в Нью-Йорке, показ картин для журналистов был проведён в начале ноября 1902 года. К разочарованию присутствующих на нём, сам Верещагин, как и его последняя картина «Штурм холма Сан-Хуан», отсутствовали. Объяснений этому дать никто не мог, кроме тех, что журналисты получили от смущённого организатора выставки и аукциона, некоего О’Брайен. Тот разъяснял журналистам, что президент Рузвельт на прошлой неделе побывал в студии художника районе Bryant Park и провел 20 минут, «восхищенно созерцая картину», а о самом художнике  О’Брайен сказал,

— Не представляю, что с ним случилось. Он был здесь около полудня и ушел очень сердитым. Да вы же сами знаете, каковы эти гении!

Записка от Верещагина подтвердила, что он на вернисаже не будет, так как болен.

Газетный репортаж заканчивался сообщением, что на выставке будет представлено 44 полотна, изображающих войны американцев на Филиппинах и на Кубе, кампанию Наполеона в России и несколько других работ.  Российские читатели, в свою очередь, узнали о выставках в Нью-Йорке и Чикаго, а также об аукционе, из двух большой статьи В. Н. Мак-Гахан в декабрьских номерах газеты «Московские ведомости». Статья называлась «Продажа коллекции картин Верещагина в Нью-Йорке». Успех выставок в этих двух американских городах оказался значительно разнился. В Чикаго он был громким, в Нью-Йорке – скромный. Варвара Николаевна предупреждала Верещагина, что он напрасно показывает картины сначала в Чикаго, так как ревнивые и самолюбивые ньюйоркцы не простят ему, что первыми картины увидели «неотёсанные» жители Чикаго. Кроме того, успех выставки считала она, зависел от выбора места показа и времени: отель «Уолдорф Астория», в галерее которого была открыта выставка, один из самых роскошных отелей в Соединенных Штатах, и хотя плата за вход была такой же, как и в Чикаго, «уличная толпа» обычно обходила такие места стороной. В таком месте, как этот отель, сходились самые богатые и элегантные представители американского общества перед «ленчем» или после него, иногда заглядывали и в галерею Астора, где были картины.  Но потом быстренько возвращались на выставку лошадей в Медисон-сквер-гарден, которая в это время проходила в Нью-Йорке.

***Нам теперь должно быть конкретно и, как любят сегодня говорить, до прозрачности ясно, каков уровень развития был у тех посетителей, которые заглядывали на выставку Верещагина в Нью-Йорке.

А я вообще не понимаю, почему Верещагин не слушал Варвару Николаевну. Ведь он, похоже, не то, что не совсем, а совсем не разобрался в устройстве американского общества. А ведь она ему желала добра. Тоже упёртость? Она не раз подводила художника в жизни, но то было по молодости, по «неизлечимым» свойствам характера, то было в Европе и Азии. Но это была Америка!!!

В заключение, Варвара Николаевна написала, что серьёзные, знающие, понимающие толк в живописи люди посетили выставку в последние дни её работы, как раз в то время, когда выставка лошадей закрылась.

Накануне аукциона информация о продаже картин попала на страницы нескольких крупных издательств.

Журнал «The Art Interchange» писал:

«Коллекция картин Верещагина, которая была показана в различных городах нашей страны и в ноябре выставлена в Нью-Йорке, будет здесь же продана на аукционе… Результаты же этой продажи, вероятно, удивят автора картин более чем саму публику».

Заметка значительная по содержанию. Автор её, скорее всего, хорошо представлял, как будет проходить аукцион и что готовят Верещагину те, с кем он не «поладил»  в Америке.

Зато Варвара Николаевна, описывая события, написала много подробностей. Ну, например, наибольший интерес на аукционе вызвала картина «Штурм Сан-Хуана». Или, интерес к картине подогревало то, что сам президент был заинтересован процессом создания картины,  давал много советов художнику (?), по его нескольким фотографиям солдат своего полка нарисованы некоторые персонажи на переднем плане, и они имеют полное сходство с натурой.

Самого Рузвельта можно разглядеть на заднем плане, на коне, поднявшего руку. Это был исторический момент и историческая фраза: «Come on, boy!»

***Надеюсь, перевод вам, уважаемые читатели», не понадобится. Ну, а полковника Рузвельта, я на такой картинке никогда б и не увидел. Так что оригинал, как я и писал уже, несомненно, всегда лучше картинки или фото.

Купил её некий Дж. А. Брандер за 18 тысяч долларов, что в переводе на русские рубли значило – около 36 тысяч рублей. Он же купил ещё две картины о войне на Филиппинах:

«Генерал Макартур со штабом в Калукане» и «Битва при реке Сапоте», которые обошлись ему намного дешевле. Первая досталась ему за 550 долларов, вторая – за 2100. Итого: 2650 долларов.

После покупки, господин объявил, что теперь он может заработать кругленький капитал, ничего не делая, то есть три картины, имеющие историческую ценность, будут им выставляться напоказ за, что естественно, входную плату.

***Вот это и есть один из примеров капитализма в чистом виде. Мне непонятно одно, почему три картины, имеющие ценность документов истории США, так названы они в книге, не могло приобрести государство? Почему их продали с молотка кому-попало? Это и есть свобода и демократия?

Проданы были и картины с изображениями допросов американцами филиппинцев-тагалов — перебежчика и подозреваемого в шпионаже: первая была куплена за 1700 долларов, вторая — за 2750.

«Допрос перебежчика»

16 Допрос переб 901

«Допрос шпиона»

Шпион. 1901

Но разговоры на аукционе вертелись вокруг того, что цены были специально занижены, то есть существовал сговор  «тех людей, которые здесь живут покупкою картин для спекуляций».

Были проданы и копии прежних работ, сделанных самим Верещагиным специально для американской выставки. Это картины:

«Портрет дворецкого» («Отставной дворецкий») – за 1250 долларов и «Портрет нищенки» — за 900 долларов. За вид горы Казбек было уплачено 2500 долларов.

В целом, как написала В. Н. Мак-Гахан, аукцион принёс 43070 долларов, что в переводе на рубли означало – примерно 87 тысяч рублей.

Но самое большое событие на аукционе произошло буквально при открытии торгов. Пришло официальное известие, что все 20 картин «наполеоновской серии», куплены российским правительством, и они снимаются с продаж.

***Уговорили-таки русского царя! Какой «облом» для американских спекулянтов!!!

Я представил  радость Верещагина при получении этого известия и глубокое разочарование американских спекулянтов, такая «добыча сорвалась с крючка».

«Велико и нескрываемо было горе этих господ-коршунов, когда добыча была вырвана из самых их рук…

Нельзя не порадоваться такому исходу дела и тому, что эта замечательная коллекция не будет разрознена», — написала в своей статье В. Н. Мак-Гахан.

Да им не привыкать – спекулянт и есть спекулянт, не сегодня, так завтра своё возьмёт!

А для вас, на «закуску», ролик из картин «наполеоновской серии», которая целиком, в конце концов, осталась на Родине, в России.

Что ж аукцион дал деньги, поправил финансовое положение художника. ***Картины, проданные в Америке, похоже, более никого не интересовали, кроме американцев. Возможно, и Верещагину они тоже не особенно дороги были. Цель была другая – и он её достиг.

На мой же взгляд, В. В. Верещагин самое важное в своём искусстве сделал до поездки на Филиппины и Кубу. Теперь же было чем расплатиться за дрова, за продукты в лавках, набранные в кредит домочадцами, за аренду в Сухуме, за последние поездки и пр. и пр. А может и ещё куда-нибудь съездить…

Ну, и ладно!

Мне случайно попались два этюда из американских поездок художника, которые не имеют «исторической ценности», но, тем не менее, доказывают, что художник продолжал работать над образами не только исторических личностей, но и простых людей. Вот их я и покажу здесь, так как продолжение повествования уходит далеко от американского берега.

«Прачка в Вашингтоне»

Прачка в Вашингтоне

«Горничная из Сан-Франциска»

Горничная из Сан-Франиска

/продолжение следует/

 

 

Алтаич, с. Алтайское

25 сентября 2018 года

Запись опубликована в рубрике Творчество с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ВЕРЕЩАГИН. /продолжение 33/

  1. нина говорит:

    Да, надо не только написать картину, но и уметь ее продать. Все не просто. Рада за решение русского царя купить наполеоновскую серию. Восхищаюсь решением В.В. Верещагина поехать на другой конец света, несмотря на возраст и болезни. Малярия это бич путешественников того времени. Ждем продолжения, Виктор Валентинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://4.b-u-b-lic.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif 
 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.